3 декабря – День Неизвестного солдата

Мы счастливые люди, потому что не знаем ужасов войны. Каждый восьмой житель страны погиб в годы Великой Отечественной войны. Миллионы людей расстреляны, задушены в газовых камерах фашистских концлагерей. Сотни тысяч семей не дождались отцов, сыновей, дочерей, братьев, сестер. Многие погибшие навечно остались лежать в Братских могилах, стали неизвестными солдатами. В память о них в 2014 году 3 декабря объявлен Днем Неизвестного солдата

День Неизвестного Солдата – это не только день памяти погибших в годы Великой Отечественной войны, но и дата, которая объединит всех погибших и пропавших без вести во время войн и военных конфликтов

СТИХИ, посвященные Неизвестному солдату

Неизвестный солдат

Ярко звезды горят, 
И в кремлевском саду 
Неизвестный солдат 
Спит у всех на виду. 
Над гранитной плитой 
Вечный свет негасим. 
Вся страна сиротой 
Наклонилась над ним.
Он не сдал автомат 
И пилотку свою. 
Неизвестный солдат 
Пал в жестоком бою. 
Неизвестный солдат – 
Чей-то сын или брат,
Он с войны никогда
Не вернется назад.
Ярко звезды горят,
И в кремлевском саду
Неизвестный солдат
Спит у всех на виду.
Свет зажгли мы ему
Под стеною Кремля,
А могила ему – 
Вся земля, вся земля.
(Ю. Коринец)

Куда б ни шёл, ни ехал ты...  

Куда б ни шёл, ни ехал ты, 
Но здесь остановись, 
Могиле этой дорогой 
Всем сердцем поклонись. 
Кто б ни был ты — рыбак, шахтёр,
Учёный иль пастух, — 
Навек запомни: здесь лежит 
Твой самый лучший друг. 
И для тебя, и для меня 
Он сделал все, что мог: 
Себя в бою не пожалел, 
А Родину сберёг.
(М. Исаковский)

Неизвестный солдат  

Пролетели дни как полустанки, 
Где он, черный сорок первый год? 
Кони, атакующие танки, 
Над Москвой горящий небосвод? 
А снега белы, как маскхалаты, 
А снега багровы, как бинты, 
Падают безвестные солдаты 
Возле безымянной высоты. 
Вот уже и не дымится рана, 
Исчезает облачко у рта... 
Только может быть она не безымянна 
Крошечная эта высота? 
Не она ль бессмертием зовется?.. 
Новые настали времена, 
Глубоки забвения колодцы, 
Но не забывается война... 
Никуда от прошлого не деться, 
Вновь война стучится в души к нам, 
Обжигает, обжигает сердце 
Благородность с болью пополам.
(Ю. Друнина)

На фотографии в газете…  

На фотографии в газете
Нечетко изображены 
Бойцы, еще почти что дети, 
Герои мировой войны. 
Они снимались перед боем – 
В обнимку четверо у рва. 
И было небо голубое, 
Была зеленая трава. 
Никто не знает их фамилий, 
О них ни песен нет, ни книг. 
Здесь чей-то сын и чей-то милый, 
И чей-то первый ученик. 
Они легли на поле боя, 
Жить начинавшие едва, 
И было небо голубое, 
Была зеленая трава. 
Забыть тот горький год неблизкий 
Мы никогда бы не смогли, 
По всей России обелиски, 
Как души, рвутся из земли. 
...Они прикрыли жизнь собою, 
Жить начинавшие едва, 
Чтоб было небо голубое, 
Была зеленая трава. 
(Р. Казакова)

Неизвестному солдату  

Он умер от семьи своей вдали, 
И гибели его нам неизвестна дата... 
К могиле неизвестного солдата 
Известные солдаты подошли... 
Мы этот образ до сих пор храним – 
Истерзанный свинцом лежал парнишка, 
И не было при нем военной книжки – 
Она в бою погибла вместе с ним. 
Пусть мы его фамилии не знаем, – 
Он был – мы знаем – верным до конца. 
И мы в молчанье головы склоняем 
Перед бессмертным подвигом бойца. 
И дружба воинов неколебима свята, 
Она не умирает никогда! 
Мы по оружию родному брату 
Воздвигли памятник на долгие года! 
Соединим же верные сердца 
И скажем, как ни велика утрата, –
Пусть нет фамилии у нашего бойца, –
Есть звание российского солдата! 
(М. Светлов)

Могила Неизвестного солдата  

Могила Неизвестного солдата!
О, сколько их от Волги до Карпат!
В дыму сражений вырытых когда-то
Саперными лопатами солдат.
Зеленый горький холмик у дороги,
В котором навсегда погребены
Мечты, надежды, думы и тревоги
Безвестного защитника страны.
Кто был в боях и знает край передний,
Кто на войне товарища терял,
Тот боль и ярость полностью познал,
Когда копал "окоп" ему последний.
За маршем – марш, за боем – новый бой!
Когда же было строить обелиски?!
Доска да карандашные огрызки,
Ведь вот и все, что было под рукой!
Последний "послужной листок" солдата:
"Иван Фомин", и больше ничего.
А чуть пониже две коротких даты
Рождения и гибели его.
Но две недели ливневых дождей,
И остается только темно-серый
Кусок промокшей, вздувшейся фанеры,
И никакой фамилии на ней.
За сотни верст сражаются ребята.
А здесь, от речки в двадцати шагах,
Зеленый холмик в полевых цветах –
Могила Неизвестного солдата...
Но Родина не забывает павшего!
Как мать не забывает никогда
Ни павшего, ни без вести пропавшего,
Того, кто жив для матери всегда!
Да, мужеству забвенья не бывает.
Вот почему погибшего в бою
Старшины на поверке выкликают
Как воина, стоящего в строю!
И потому в знак памяти сердечной
По всей стране от Волги до Карпат
В живых цветах и день и ночь горят
Лучи родной звезды пятиконечной.
Лучи летят торжественно и свято,
Чтоб встретиться в пожатии немом,
Над прахом Неизвестного солдата,
Что спит в земле перед седым Кремлем!
И от лучей багровое, как знамя,
Весенним днем фанфарами звеня,
Как символ славы возгорелось пламя –
Святое пламя вечного огня!
(Э. Асадов)

Нас двадцать миллионов  

От неизвестных и до знаменитых,
Сразить которых годы не вольны,
Нас двадцать миллионов незабытых,
Убитых, не вернувшихся с войны.
Нет, не исчезли мы в кромешном дыме,
Где путь, как на вершину, был не прям.
Еще мы женам снимся молодыми,
И мальчиками снимся матерям.
А в День Победы сходим с пьедесталов,
И в окнах свет покуда не погас,
Мы все от рядовых до генералов
Находимся незримо среди вас.
Есть у войны печальный день начальный,
А в этот день вы радостью пьяны.
Бьет колокол над нами поминальный,
И гул венчальный льется с вышины.
Мы не забылись вековыми снами,
И всякий раз у Вечного огня
Вам долг велит советоваться с нами,
Как бы в раздумье головы клоня.
И пусть не покидает вас забота
Знать волю не вернувшихся с войны,
И перед награждением кого-то
И перед осуждением вины.
Все то, что мы в окопах защищали
Иль возвращали, кинувшись в прорыв,
Беречь и защищать вам завещали,
Единственные жизни положив.
Как на медалях, после нас отлитых,
Мы все перед Отечеством равны
Нас двадцать миллионов незабытых,
Убитых, не вернувшихся с войны.
Где в облаках зияет шрам наскальный,
В любом часу от солнца до луны
Бьет колокол над нами поминальный
И гул венчальный льется с вышины.
И хоть списали нас военкоматы,
Но недругу придется взять в расчет,
Что в бой пойдут и мертвые солдаты,
Когда живых тревога призовет.
Будь отвратима, адова година.
Но мы готовы на передовой,
Воскреснув, вновь погибнуть до едина,
Чтоб не погиб там ни один живой.
И вы должны, о многом беспокоясь,
Пред злом ни шагу не подавшись вспять,
На нашу незапятнанную совесть
Достойное равнение держать.
Живите долго, праведно живите,
Стремясь весь мир к собратству сопричесть,
И никакой из наций не хулите,
Храня в зените собственную честь.
Каких имен нет на могильных плитах!
Их всех племен оставили сыны.
Нас двадцать миллионов незабытых,
Убитых, не вернувшихся с войны.
Падучих звезд мерцает зов сигнальный,
А ветки ив плакучих склонены.
Бьет колокол над нами поминальный,
И гул венчальный льется с вышины.
(Р. Гамзатов, перевод  Я. Козловского)

Братские могилы  

На братских могилах не ставят крестов, 
И вдовы на них не рыдают. 
К ним кто-то приносит букетик цветов 
И Вечный огонь зажигает.
Здесь раньше вставала земля на дыбы, 
А нынче гранитные плиты. 
Здесь нет ни одной персональной судьбы – 
Все судьбы в единую слиты. 
А в Вечном огне видишь вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.
У братских могил нет заплаканных вдов – 
Сюда ходят люди покрепче. 
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?
(В. Высоцкий)

Я убит подо Ржевом

Я убит подо Ржевом
В безымянном болоте,
В пятой роте, на левом,
В жестоком налете.
Я не слышал разрыва,
И не видел той вспышки, -
Точно в пропасть с обрыва –
И ни дна, ни покрышки.
И во всем этом мире
До конца его дней,
Ни петлички, ни лычки
С гимнастерки моей.
Я – где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я – где с облаком пыли,
Ходит рожь на холме;
Я – где крик петушиный
На заре по росе;
Я – где ваши машины
Воздух рвут на шоссе;
Где – травинку к травинке 
Речка травы прядет, –
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.
Наши очи померкли.
Пламень сердца погас.
На земле, на проверке
Выкликают не нас.
Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам – все это, живые.
Нам – отрада одна.
(А. Твардовский)

В Трептов-парке…  

В Трептов-парке белые березы,
Словно вдовы русские, стоят
И роняют слезы,
А не росы
На могилы братские солдат.
О березы!
Вас печаль России,
Вдовья неизбывная тоска
Сквозь ненастья, горем залитые, 
Привела сюда издалека.
Привела,
Поставила навеки
У ступеней скорбной тишины.
С той поры вы, не смежая веки,
Навеваете солдатам сны.
Снятся им рязанские раздолья,
Астраханских плавней камыши
И бодрящий сердце нам до боли
Бой курантов в утренней тиши.
О березы,
Белые березы!
Часть России,
Часть моей души!
Солнце не потушит ваши слезы,
Ветерок в листве не прошуршит…
Тяжелы шлифованные плиты
И суровы, как возмездья сталь.
Сын России с красного гранита
Через вас глядит в родную даль.
Видит он Россию до Вилюйска,
Слышит он свою родную речь…
Тишина.
И слышно,
Как до хруста
Он сжимает обнаженный меч!
(Н. Агеев)

Монолог Неизвестного солдата

«Я безвестный. Я безвестен. 
Я без имени - известен. 
Вечный житель твой, Земля, 
Похоронен у Кремля.
Был мой путь сюда торжествен: 
Генералы в форме были. 
И лафеты плавно плыли. 
Милицейские застыли, 
Где их шествия застигли. 
И меня землей России 
Государственно везли, 
Как при жизни не возили, 
Как при жизни не могли. 
Чтобы пухом мне земля — 
Вкруг меня, вблизи Кремля 
Все столицы и края, 
Вся геройская земля: 
Сталинградская земля, 
Ленинградская земля, 
Подмосковная земля, 
Украинская земля, 
Брестской крепости земля — 
Для меня все, для меня. 
Как я рвусь к вам из огня!…»
(Михаил Львов)

Мать  

Часто встретишь её при дороге,
Где клубится, вздымается пыль.
Не подкошенной болью, тревогой
Ветер гнёт перед нею ковыль.
Сына мать ожидает как прежде.
Пусть закончился ужас войны.
Нет! Не сломлена в сердце надежда.
«Он вернётся!» – твердит: «Только жди!»
Взор её устремлён к горизонту,
В нём растаял родной силуэт.
Пожелтела от лет похоронка,
Только памяти давности нет.
Образ сына пред ней в гимнастёрке,
Голубые, как небо, глаза.
С вещмешком да шинелью потёртой,
Так его провожала она.
Смертью храбрых он пал под Берлином,
В свой последний решительный бой,
Чтобы мир был свободным, счастливым,
Неизвестный солдат и герой.
Не лежать на могиле букетам,
Не склониться пред ним до земли.
Это место известно лишь ветрам,
Да кричат на лету журавли.
Если встретишь её при дороге,
Где клубится, вздымается пыль,
Не подкошенной болью, тревогой 
Поклонись ей, как гнётся ковыль.
(В. Нечаев)

Притуленко Елена Олеговна

педагог-библиотекарь

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.